• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: тварьчество внезапное (список заголовков)
17:01 

Продолжаем эссеистику

Я - потат.
Неблагодарная работа.

Я – самое маленькое большое начальство. Именно так, в среднем роде. Ибо при любом форс-мажоре ты – не человек. Ты – функция, передаточное звено. И, заодно, преобразовательная станция.
На тебя выливается всё, что люди не говорят друг другу. Персонально и в виде голоса из трубки, они чередуются. Изо дня в день. Из часа в час. Тогда приходит озарение: мы живём в разных вселенных. Я – среди людей. Они – среди уродов, идиотов и мудаков. Выслушиваю. К счастью, у меня большой опыт чужих истерик. Преобразую мат в литературную речь. Свожу «Моя твоя не понимай» к «Ба! Мы говорим одно и то же!».
Бывает, ворвётся фурия. Метнёт гром. Изрыгнёт молнию. У тебя мурашки по коже и волосы дыбом. Ничего. Переждёшь шквал, улыбнёшься. Это сбивает. Все ждут ответного удара. А вот хрен. Ибо нефиг. Наступает конструктивный диалог. Гневная феерия в панике отходит к заранее уготованным редутам. Сидят два человека, разговаривают.
Поговорили, успокоились. Звонишь второму участнику драмы. В трубке слышно гневное посапывание. Из динамика в ухо вливается почти материальная ненависть. «Как увидишь… Придуши… За меня…» Агония павшего в неравной схватке. Битвы со здравым смыслом, они такие.
Передаёшь конструктивный диалог. Одновременно набиваешь его в письменном виде. Клик. Отправил. Вздох. Договорил. Все счастливы. Геноцид нервов остановлен.
Сколько безвыходных положений было раскручено за минуты. Простым человеческим общением. Скандалы, взаимные обвинения, длящиеся месяцами, развеивались прахом. Нет, бюрократия тоже наше всё. Без неё через полчаса всё откатится на круги своя. Номер, штамп, подпись. Тонны бумаги, галлоны чернил. Дела идут, контора пишет. Только, если не поговорить, обмениваться исходящими можно годами.
К чему я это? Люди! Это же, наверняка, так грустно: жить мудрой Тортиллой в стране дураков. Я – функция. Я передаю. Будьте человеками, а! Говорите и слушайте. Понимайте и слышьте! Живите в царстве людском. Говна и так хватает. И нам, людям, его разгребать. Сообща. А то утонем.

@темы: Тварьчество внезапное

14:05 

Верю людям

Я - потат.
Я верю людям. Зря, наверное. А с другой стороны, как иначе жить? Можно упаковаться в гоголевский футляр и зыркать оттуда на любого неосторожно приближающегося. Надеть кирасу, гульфик и стальной нажопник. Перфорированный, типа "дуршлаг", чтоб задница не потела. Но, разве это жизнь? Так, круговая оборона неуловимой черепашки. Которая, по анекдоту, "лютым ворогам" к чёрту не сдалась. Чужая улыбка - повод испугаться. Рукопожатие - вздрогнуть, ужаснуться и, только отвернётся, - бегом за антисептиком. А вдруг там гепатит и сибирская язва? Знаем, плавали. Думали - на море, оказалось - в судне.
Лучше верить. Иногда обламываться. Извлекать уроки.
Говорю: "верить", а не "доверять". До-верять, до-водчик, до-делывать, до-бавка. Все эти "до" подразумевают изначальное "недо". А с людьми так нельзя. Человек, получив вариации, творит субъективную определённость. И бес ногу сломает, разбираясь, что он там до-думает. Поэтому, если верить людям, то сразу. До конца. И здесь прячется главная сложность. Понять: кто человек, а кто так, левый сапиенс.
Я вижу лишь один способ. Безоговорочно верить себе. Не в себя - такая самоуверенность - родня гордыни. Именно себе. Иначе - хана. Я думаю, все сегрегаторы: от Адольфа с куклус-кланом, до нынешних радикалов полумесяца, - отсюда. Не веришь себе - ищешь другие критерии. Длина кишок, хорда селезёнки.
Верить нужно - себе и людям.
Доверие можно не оправдать. Вера не просит оправданий. Важная разница. Да, верить сложно. Семьдесят лет атеизма, двадцать пять - морально-элеваторной каннибальщины. Человек ближнему -корм и ступенька. Вот и зыркает устрица из футляра. Трясётся за жемчужинку своего "я". А перлик-то всосался полостью, и - в клоаку. Беда.
Подробнее размышления свои о личных стенках расписал в "Монологе...". Повторяться не буду.
Просто верю людям. Зубы частично выбиты, в кошельке голяк, спина в рукоятках. На груди мишень, вдоль позвонков - ступеньки. Но ведь живой. Есть любимое дело, возможность и (главное) желание что-нибудь пописывать, мечта ещё эта, идиотская. И незамутнённое придурковатое счастье оттого, что мы все рядом.

@темы: Тварьчество внезапное

16:46 

Так. Сразу. Текст личный, авторский. Любителям всё принимать на себя хранить покой)

Я - потат.
Монолог почти интерактивный. С индивидуальным продолжением для каждого.
Я умею

Странно... Оказывается за последние несколько лет я умудрился забыть - какая это ужасная и, одновременно, восхитительная штука - несбыточная мечта, и как феерично она раскрашивает жизнь. Забыл столь качественно, что с ходу не разобрался - с чего меня так прёт-то.
Понял, долго бился головой о четвёртую стену. Просветление стояло рядом. Наблюдало. Устало, ненавязчиво тыкнуло палочкой, мол:
"Здесь я. Зачем кирпичи портишь? Кто-то, между прочим, боялся, строил.
Кстати о четвёртой стене. Если принять за истину фразу о жизни-театре, напрашиваются аналогии. В количестве. Причём их банальность забористости не снижает.
Стоишь на подмостках в лыжи обутый. Классный такой парень. Лыжи не едут, из зала посвистывают. Правда, кто-то даже аплодирует. Один хрен - сбивают. У тебя вообще-то моноспектакль "Бытиё и грабли". Монументальный как соцреализм. И столь же беспощадный.
Тут и начинается стройка века. Раз. И нате: кирпичики, растворчик, все дела. Жизнь кефирная, судьбина блеклая. В театре-то пробой четвёртой стены - художественный инструмент. (Любители "Комедиантов" с ним прекрасно знакомы). А по жизни - это выход из зоны комфорта. Уютной, как памперс.
Чуть отвлекусь: заметил тут штуку. Интернет рвётся от советов, как выстроить зону личного пространства. Хатку дядюшки Тыквы. И предостерегают: не смейте думать, распидарасить её к херам. Посыпятся роковые кары да небесные стрелы. И лис полярный у окна фугу ре-минор споёт. Армагеддон наступит.
Автозамена жжёт. Армагедон - Македонян. Армагеддон - Армадилл. Армадилл Македонян - вестник Рагнарёка!
Всё. Конец интерлюдии. Продолжим.
Зона комфорта, не личный рай. Но самостоятельно оттуда вылезать также не хочется. Неудобно быть личностью. Хорошо быть личинкой. Зарылся в какашечку - и тепло. А главное - мухи не кусают. Стенка перед носом даёт ощущение формы. Структурированности бытия. Следующий шаг - замена ориентиров. Вместо "сделал, достиг, преодолел" - "зато я не". Не бухаю/не колюсь/не плАчу. И вроде, жизнь-то наладилась. Бабочки летают, пони гадят радугой. Серенькие, правда, какие-то. Как сквозь выброс заводской трубы глядишь. Зато без потрясений. Всё либо приятненькое, либо не очень. Последнее обидненько, да не смертельно.
Вернёмся к аналогиям, продолжим гнать банальности. У актёров три стены есть. Всё просто. Перед собой как хочешь: ломай или забей. Иные направления прикрыты. Жизнь кручёная имеет мерзкую привычку обходить с флангов. А ещё - отрастить хвост с винтом, и пробраться к тылу. Причём, одновременно. Затем всё по учебникам тактики и стратегии. Прижать к стенке и расстрелять на хрен.
И, есть такое мнение, не худшее это развитие событий. Хуже - тихо и мирно окефириться до полного разжижения. Мы не будем это показывать. Лишь объявим пессимистичную часть закрытой.
Вернёмся к конкретному барану. Стенку головушкой побивать можно долго. Для порядку и личного самоуспокоения. Даже гордиться (чуть-чуть) потугами неимоверными. А потом обернёшься так. Ба! Стоит просветление. С палочкой. И аккуратно тык, в глазик. Лампочка и зажжётся.
Вокруг-то мир. Большой, стрёмный и офигенный, как первая любовь. А ты лета и зимы стенку, хорошо если головой, обстукивал. Первый шаг - момент истины. Выходишь из-за перегородки. Классный такой парень. Хренак! Хренак! Ещё хренак! Это яркие впечатления, крутые эмоции да мечты разных степеней несбыточности. И далеко не всё тут положительно. Пони-бабочки, криво раскрашенные, на стене остались. С радугой заодно.
Можно, конечно, отпрыгнуть назад. Развернуться. И до смЕрти любоваться каляка-маляками. Просветление крутанёт у виска и свалит. Оно не подряжалось за ручку водить. А можно крякнуть, ухнуть, и шагнуть дальше. Страшно, аж жуть (с). Зато прикольно.
В общем, полярный лис фугу ре-минор насвистывает. Есть такое дело. Зато выяснилось: не просрал Данила-мастер каменный цветок. Пророс он, на химмогильнике давно захороненный. Сижу и о...чень удивляюсь.

Я умею...

@темы: Тварьчество внезапное

20:12 

Даешь добро. Много добра. Всем добром да по добру!))

Я - потат.
Сон - понятие метафизическое... Сливной бачок - вполне себе физическое тело...

Зарубка на будущее: при условии, что текущая ситуация стремится к константе, применить физико-на-метафизико-механическое действие:
"lim (x --кошмарный сон), при х = "сливной бачок".
Для достижения максимальной чистоты эксперимента сопроводить алхимической формулой
"А вот твоя панама".

@темы: Тварьчество внезапное, Треш, угар и... ну вы поняли)

02:20 

Я - потат.
Все возможное я сделал. Четвертый час тварю невозможное. На то, чтобы дотварить есть еще 5 часов, литр химии и две пачки курева. Если в итоге сдохну нахер, хочу эпитафию "Жил мудаком, мудаком и сдох".
Радует лишь железобетонная определенность с кандидатурой на явление моего бренного духа в кошмарах.

@темы: Тварьчество внезапное

20:48 

Внезапная мрачненькая зарисовка. Авось когда-нибудь пригодится

Я - потат.
- Сегодня будет обильная жатва… - сморщенная бабка, закутанная в бесцветные лохмотья, оттолкнулась ногой от пола и, поднеся к губам очень длинную тонкую трубку, с удовольствием затянулась, мерно раскачиваясь в плетеном кресле-качалке.
- Думаешь? – я чиркнул спичкой и поднес трепещущий подобно испуганному кролику огонек к папиросе.
- Знаю… - откликнулась старуха.
По багровому небу лениво перекатывались иссиня-черные тучи, легкий порывистый ветерок, как обычно не приносил ни грамма избавления от гнетущей духоты, лишь еще сильнее высушивая открытые участки кожи, но меня внезапно пробила крупная дрожь. Впрочем, как всегда в преддверии охоты. Зябко передернув плечами, я окинул взглядом уже не вызывающую никакого внутреннего отторжения окружающую действительность. Вдоль длинной прямой улицы, покрытой остатками раскрошенного асфальта, возвышались остовы строений, глядя на которые, я, при желании, мог бы по памяти восстановить образы однотипных обшарпанных домов, которыми они были «там»… или «тогда». Собственно, это, пожалуй, было не важно: в конце концов, вопрос о том, что есть «здесь» и «сейчас» лично для меня до сих пор оставался открытым.
Старуха мерно раскачивалась на своем кресле прямо на крыльце того, что ассоциировалось моей памятью, как районная теоретически элитная школа. От самой постройки остался лишь более-менее уцелевший центральный вестибюль с гардеробными и одно из одноэтажных крыльев, некогда бывших столовой. Багровый свет проникал во все щели, вызывая параллели с кошмарным видением шизофреника. Здесь… Еще одно спорное слово. Так вот, здесь, в принципе, было всего три цвета – красный, серый и черный. Почти как в известной песне. Ну, и их производные, вестимо. Багровое небо, грязно-серый асфальт, черные остовы построек, хм… как бы это охарактеризовать… гнойно-красные скрюченные деревья, чьи редкие абсолютно сухие, но удивительно прочные листья, вибрируя на ветру, издают звук, заставляющий вспомнить байки о барабанах обтянутых человеческой кожей. Не знаю почему, но мне кажется, что подобные там-тамы должны звучать именно так… Одним словом, неприятное местечко. Впрочем, как показала практика, жить здесь вполне можно: черная вода, навевающая ассоциации с мрачным перевозчиком вполне пригодна для питья, хотя и оставляет после каждого глотка какой-то странный привкус. В обилии водятся непуганые твари, больше всего смахивающие на вконец разжиревших покрытых шипами хомяков-переростков, из которых старая Карга научила меня делать вполне себе неплохой суп. Соли тоже достаточно, правда добывать ее – занятие не для слабонервных: она проступает небольшими вкраплениями на внутренних стенах того, что в другой жизни было городским метрополитеном. Здесь же, мало того, что в сих пещерах духота взаправду адская, так и «хомзиллы» - не единственные обитатели этого прелестного места. Оставшиеся восполнимые ресурсы ограничиваются несколькими служащими в качестве приправ травами всех оттенков серого и кустарником, чьи багровые листья мелют на некий эквивалент табака. А вот алкоголя нет. Совсем. За исключением того, что периодически попадает сюда во время жатвы, или с такими, как я, неудачниками, оказавшимися не в том месте, не в том время, и полезших не в свое дело…

@темы: Тварьчество внезапное

01:20 

Непредсказуемы пути идей...)

Я - потат.
- Я тут подумал... - лежащий-в-темноте воспользовавшись тем, что теплая ночь позволяла разлечься прямо на полу, скатал себе из спальника некоторое подобие подушки и теперь пребывал в филосовском расположении духа. - А если нам не изобретать велосипед, а, так, на-посмеяться, попробовать переработать какой-либо готовый сюжетец... Так сказать, новое видение и тому подобное... Все равно зверек-тупняк свил себе гнездышко, и уходить пока что не собирается.
Сидящий-на-подоконнике лениво покосился в сторону тлеющего трубочного раструба:
- Хм... Вообще-то я был всю жизнь уверен, что генератор бесполезных идей в нашем тандеме - это я, - он ухмыльнулся и привычным жестом извлек из помятой пачки покореженную сигарету. - Что ж, тогда я на сегодня взвалю на себя роль критика нечистого разума.
- Да, без проблем, - откликнулся лежащий-в-темноте. - В конце концов, это может оказаться просто забавно. Итак, главный герой падает с неба, подобно метеориту и попадает...
- На свалку.
- Почему на свалку? - не понял лежащий-в-темноте.\
- Потому что он бомж и, к тому же, нелегал, - сидящий-на-подоконнике прикурил сигарету и продолжил: - Логично?
- Логично, - подтвердил лежащий-в-темноте. - Так вот, герой падает и несет...
- Несет на свалке, - вновь безжалостно вклинился сидящий-на-подоконнике, - а он - коптится: сам понимаешь, трение об атмосферу, все дела.
- Хорошо, - легко согласился лежащий-в-темноте. - Он падает и все его принимают...
- За своего. Он весь в копоти и идеально мимикрирует среди местного населения.
- Уговорил, - судя по голосу, лежащий-в-темноте едва сдерживал смех. - Там он встречает ученого...
- Бомжа.
- Ученого бомжа?!!
- Да, тот раньше работал инженером на бомбо-ядерном комбинате, но в пересторийку был сокращен под лозунгом "Миру мир!" Теперь он подрабатывет изготовлением новогодних петард из местного вторсырья, и именно поэтому, когда что-то гробанулось и шмякнулось, сразу рванул туда. Во-первых, дабы узнать из профессиональнгого интереса, что гробанулось. Во-вторых, просто из тупого желания позырить "А шо це было?".
- Принято, - хмыкнул лежащий-в-темноте. - Мотивация сжелезобетонная, даже не поспоришь. Итак, он находит в кратере слегка подкопченного, как мы выяснили, пришельца, и нарекает его...
- Копрофен.
- Прости, что? - несмотря на долгие годы жизни бок о бок с этим психом, лежащий-в-темноте слегка растерялся.
- Копрофен. Ибо, появление ттвоего "упаданца" при всем своем колорите, для всех окрестных научно-государственных структур подобно вбросу кала на вентилятор.
- О-кей, и вот они, на пару, начинают заниматься истреблением всякой нечисти... Стоп... А зачем двум, как мы выяснили, бомжам, заниматься спасением невинных от сил тьмы?
- Им платит Ляо, - не раздумывая откликнулся сидящий-на-подоконнике.
-Кому платит? Какой Ляо? - опешил лежащий-в-темноте, - что-то я, как всегда, потерял нить твоих псевдоразмышлений.
- Да все просто: первым их найдет Ляо. Старый хрыч из Триады, - лекторским голосом начал объяснять сидящий-на-подоконнике. - Босс местной Триады еще старше, чем Ляо, но помирать зело не хочет, поэтому ему нужны рога, когти и ливер разных демонических тварей, чтобы готовить себе припарки по китайской народной медицине и продлевать себе жизнь.
- Хорошо, - лежащий-в-темноте уважительно посмотрел на собеседника, - мотивация Ляо принята. А что с этого получат Копрофен и...
- Аристарх. Да, его будут звать Аристарх Афронович. А они будут работать за халявную кормежку в принадлежащем Ляо китайском ресторанчике. Много ли двум бомжам надо?.. - сидящий-на-подоконнике прикурил очередную сигарету и задумчиво окинул взглядом то место, где должен был быть лежащий-в-темноте. - А что... Мне нравится... А назовем мы это дело...
- Копрофен и Аристарх против сил тьмы. А каждую часть можно будет обзывать по примеру Детективцевой: "Аристарх и копрофен против Оборотня в перегонах", "Аристарх и Копрофен против чугунного яйцедава", "Аристарх и Копрофен против птиц-некромантов".
Оба собеседника не выдержали и расхохотались, вспугнув ворох ночных мотыльков.
- Успех обеспечен, дружище, - отсмеявшись выдавил из себя сидящий-на-подоконнике, - но ряд идей мне наш разговорец подарил... Не бойся, все будет абсолютно адекватно: сам знаешь, мои асоциативные ряды периодически уводят в странные места.
- Знаю, - не стал спорить лежащий-в-темноте, - излагай. Как говорится, вернемся к обычному положению вещей.
И оба соавтора после разгрузочной встряски уставшего серого вещества, погрузились в привычный рабочий процесс.

@темы: Тварьчество внезапное

18:43 

Из отпускного. О вреде телевидения

Я - потат.
Однажды, холодной студеной порою,
Сантехник Иваныч страдал с геморрою.
Малахова-плюс насмотревшись, с надеждой,
Он завтракал шерстяною одеждой.
Но злые соседи по коммуналке
Двуногою моль отхреначили палкой.

@темы: Тварьчество внезапное, джигурдеваю джигурденно

23:31 

А вот.))) Внезапно написалось такое вот хрен пойми что))

Я - потат.
- Не понимаю, зачем тебе это нужно?
Силуэт, еле различимый на фоне разноголосой южной летней ночи, мягким, будто смазанным, движением достал сигарету, прикурил от трех спичек, на какой-то момент высветивших из крыльев полуночи прямой нос и странно блеснувшие в кратком всполохе темные глаза.
- А вот. Как было сказано в одном прелестном кино - я мудак.
- Железная мотивация, - собеседник курящего, судя по всему, расположился на полу в противоположном углу просторной комнате. - Как говорилось там же: это многое объясняет.
Сидящий на подоконнике, сменил позу, откинувшись на одну сторону рамы и уперевшись обеими в противоположную и бросил взгляд во внутрь, будто, а может быть и действительно, стремясь разглядеть собеседника.
- Завел бы мебель, было бы легче, - отозвался тот. - А то развел тут, понимаешь, клоповник, а все туда же. Так сказать, вверх лезет.
Курящий усмехнулся, и выбравшаяся из облачной шали луна скользнула парой рассеяных лучей по кривоватым зубам.
- Я бы попросил без инсенуаций: в бетонной коробке, где есть лишь спальник, сортир и ноут, даже тараканы с муравьями надолго не заводятся: эмигрируют в более гостеприимные места. А ты - клоповник!
- Ты прекрасно знаешь о чем я говорю, - не слишком разборчиво прошамкал голос из темноты. Затем, подтверждая предположение сидящего-на-подоконнике, вглубине комнаты вспыхнул огонек, после чего из очень ясно проявившегося в густой домовой мгле тлеющего кружка к свежему воздуху поплыл густой ароматный дым.
- Яблоко? - удивленно хмыкнул сидящий-на-окне, - неужели, друг мой, традиционалист, решил таки изменить хотя бы одной привычке?
- Вишня будет осенью, - невозмутимо промолвил лежащий-в-темноте. - Летом лучше всего курить яблочный. ИМХО.
- Предположим, отмазался - усмехнулся любитель обычных сигарет.- Так что там с клоповником?
- Развел.
- Я?!!
- Ты. Причем именно клоповник. У нормальных людей, между прочим, там тараканы живут.
- И в чем же разница, позволь же уточнить? - сидящий-на-окне устремил внимательный взгляд к трубочному огоньку.
- Тараканы не пахнут и не кусаются.
- О, - только и смог очень уважительно выдавить сидящий-на-подоконнике. - Сильно. Грац. Обтекаю. Ты, я так понимаю, только за этим и пришел сегодня?
- Да ни в жисть, - откликнулись из темноты, - я просто хочу понять.
- А что такого?
- Ну, мучаются же тварюшки. Страдают, теряют что-то, если находят что-либо, то редко, и, обычно, какую-нибудь муру.
- Почему же муру? - удивился сидящий-на-подоконнике.
- Ну, сам посуди, если у тебя самого даже нормальной табуретки нет, то что хорошего могут получить они?!
- Мир, - сидящий-на-подоконнике достал следующую сигаретуц и прикурил ее от бычка, а что еще нужно?
- Мир?... - ухмыльнулся лежащий-в-темноте, - а еще , наверное, покой и всеобщее благоденствие?
- Наху... В лес, покой, мир и всеобщее благоденствие. Тебя самого от картины андрогинчиков с арфочками в сон не клонит? Я говорю про Мир.
- А зачем он им?
- Чтобы жить. Странно, вроде умный ты мужик, а такой простой хреновины понять не в состоянии, - сидящий-на-подоконнике мечтательно повернулся к все еще пытающейся периодически кутаться в кучевые одежки луне, - мир в котором можно жить и за котоый можно будет умирать. Самим без всякой указки.
- Псих, - судя по интонации, лежащий-в-темноте отбросил все попытки вразумить собеседника, - я ж говорю - клоповник. Сами по себе только паразиты заводятся.
- Сам ты паразит, хмыкнул сидящий-на-подоконнике, я бы даже сказал, тебя и на легион паразитов хватит...
- Ты еще добавь: гад ползучий, - раздался из темноты смешок.
- Не, - так же весело откликнулся смотрящий-на-луну, - я, может, и Мудила Страшный, всмысле... ну ты понял, но отнюдь не порнократ, и опускаться до столь заезженныхассоциативных параллелей не намерен.
- Уже радует... А знаешь, может и вырастет из этого клоповника что-нибудь интересное... У мення тут как раз возникла идея, как это все упорядочить... - лежащий-в-темноте смолк, перехватив внимательный взгляд собеседника. - Нет, ты не подумай, так, в паре моментов всего. Сам понимаешь: какая-никакая система быть должна, а то из чего ты будешь вести свой хаос?
- О-кей, - смотрящий-на-луну достал третью сигарету, - начинай. Я уже знаю, кто и когда тебе сломает мозг, систематизатор мне тут нашелся.
- Ты бы вместо того, чтобы иронизировать, лучше б...
- Он выберет колбасу.
- Колбасу? - лежащий-в-темноте, судя по голосу, был ошарашен.
- Ага, - наслаждаясь реакцией собеседника откликнулся сидящий-на-подоконнике, - и не спрашивай почему. Просто, он выберет колбасу.
- Я ж говорю, бардак и клоповник... А ведь предлагали...
-Зато это полностью его выбор, а не наш с тобой - хмыкнул сидящий-на-подоконнике.
И два соавтора вновь погрузились в долгую кропотливую работу....

@музыка: Брэнтли Гилберт

@темы: Тварьчество внезапное

Йоль

главная